Негидальцы - Частный этнотуризм. Ваш гид по Хабаровскому краю Виктория -Тотта Ончукова

Виктория - Тотта Ончукова
частный гид по этнотуризму
Специалист по межнациональным отношениям:

Виктория - Тотта Ончукова
частный гид по этнотуризму


культура, традиции, обычаи, национальная
кухня  коренных малочисленных народов проживающих в Хабаровском крае
Перейти к контенту

Негидальцы

Негидальцы
Негидальцы
 
Культура и язык негидальцев всегда вызывала особый интерес у исследователей. Несмотря на свою малочисленность, этнос сквозь века, сохранил до настоящего времени родной язык, самосознание, этнокультурные особенности. Первые путешественники и ученные не могли дать точного ответа на вопросы происхождения негидальцев и истоков их культуры, т.к. народ был малочисленным, вел кочевой образ жизни, поселения были разбросаны по большой территории. В русских документах население Амгуни впервые упоминается в 80-х гг. XVII века. В сведениях, полученных от казаков, встречаются лишь тунгусские пешие и оленные роды в низовьях реки Амгуни – гиляки. Название «негидальцы» в донесениях отсутствует, однако родовой состав амгуньских тунгусов XVII века частично совпадает с родовым составом современных негидальцев. В разное время к проблемам истории, языка и культуре негидальцев обращались в своих трудах известные исследователи и ученые.
Александр Федорович Миддендорф (1815 – 1894)
        А.Ф. Миддендорфа по праву считают первооткрывателем этнографии маленького таежного народа - негидальцев, живущих в Приамурье. Заинтересовавшись жизнью самобытного этноса, А.Ф. Миддендорф исследовал его хозяйственно – бытовой уклад, а также подробно описал негидальские рода. Ученый впервые выдвинул смелые идеи о происхождении орнамента амурских народов. В марте экспедиция А.Ф. Миддендорфа вернулась в Санкт – Петербург. Результаты ее оказались настолько значительными, что послужило основанием для создания Русского географического общества.
Леопольд Иванович Шренк (1826 – 1894)
Главным его детищем всегда был Дальний Восток: Приамурье, Приморье и Сахалин, народы, населявшие эту территория и их этническая история. В 1854 – 1856 г.г. он возглавил экспедицию на Амур и Сахалин, где изучал гиляков (нивхов) и другие аборигенные народы. Во время дальневосточной экспедиции Л.И. Шренк собрал значительный оригинальный полевой этнографический материал, который лег в основу его исследований об инородцах Амурского края и опубликовал его в ряде статей и трехтомном капитальном труде « Об инородцах Амурского края» (1893 – 1903). Также Л.И. Шренк составил этнографическую карту Нижнего Приамурья. В настоящее время исследователи обращаются к ценному научному наследию ученого в процессе работы над сложными, до сих пор во многом не решенными проблемами этногенеза и этнической истории народов Дальнего Востока.
Лев Яковлевич Штернберг(1861 – 1927)
Своими многочисленными исследованиями семейно – родовых отношений, обычного права, религиозных воззрений, народного декоративного искусства, фольклора, языка, а также исследованиями в археологии и антропологии Дальнего Востока, Лев Яковлевич Штернберг заслуженно завоевал себе имя знатока дальневосточных народов, лучшего отечественного этнографа. Л. Я. Штернберг принимал активное участие в первой переписи населения 1897г. 1936 году выходит в свет после его смерти, наряду с раннее изданными фундаментальными трудами, крупная монография «Гиляки, орочи, гольды, негидальцы, айны» (1933).
Петр Поликарпович Шимкевич(1862 – 1920)
Петр Поликарпович составил этнографическую карту Приамурского генерал – губернаторства. В ее основу легли сведения, собранные академиком Л.И. Шренком в середине XIX в. о расселении народов Дальнего Востока. После его исследований подобной географической карты никто не составлял. В числе первоочередных задач переписи, к разрешению которых привлекался П.П. Шимкевич, были: определение границ расположения народов, их численность, описание племен, живущих на границе с сопредельными странами.
Иван Иванович Гапанович (1891 – 1982)
Один из основных трудов И.И. Гапановича «Амгуньские тунгусы и негидальцы, их будущность» Харбин, 1927 г. До сих пор его труды малоизвестны отечественным исследователям, т.к. находятся в архивах Китая, США и Австрии.
Сергей Васильевич Иванов (1895 – 1986)
Сергей Васильевич Иванов – общепризнанный, крупнейший специалист по изобразительному народному творчеству, орнаменту народов СССР, сибироведению. В монографии «Орнамент народов Сибири как исторический источник» Сергей Васильевич убедительно показал, что наличие различных типов орнаменте в искусстве народов этой историко – этнографической области, прежде всего, свидетельствует об их сложных исторических судьбах и порой весьма далеких связях с народами других регионов. Сергей Васильевич Иванов также был одним их лучших знатоков сибирского шаманизма.
Елизавета Порфирьевна Орлова (1899 – 1976)
Ею были собраны этнографические коллекции по ительменам (камчадалам), эвенам (ламутам), негидальцам, ороченам, нивхам,орокам, ульчам, нанайцам, корякам.  
Вера Ивановна Цинциус (1903 – 1983)
Вера Ивановна в 1926 г. поехала на Дальний Восток, на реку Амгунь к маленькому народу – негидальцам, где пробыла год. В.И, Цинциус вдвоем К.М. Мыльниковой проводили большую культурно – просветительскую работу среди населения: изучали быт, традиции, нравы, культуру, психологию и язык негидальцев. Они записали свыше 320 произведений устного народного творчества: 150 сказок и преданий, 70 песен, 60 сказок, 30 различных табу – запретов. Собранный материал послужил источником для написания десятков научных статей по языку, фольклору и этнографии негидальцев.
Клавдия Павловна Белобородова (1906 -1999) – искусствовед, заслуженные работник культуры РСФСР, член союза художников СССР. Благодаря приложенным усилиям и настойчивости Клавдии Павловны, четыре негидальских мастерицы из села Владимировка района им. Полины Осипенко стали членами союза художников России. Жители села с теплотой и благодарностью вспоминают Клавдию Павловну.
Алексей Павлович Окладников (1908 -1981).
В мировой науке его называли «генералом от археологии». Имя академика Окладникова носит музей археологии в Хабаровске. Открытый в 1998 году он стал таким первым музеем в регионе.
Анна Васильевна Смоляк (1920 – 2003)
А.В. Смоляк по результатам своих экспедиций написала более 20 научных разработок. В этих документах она обращала внимание на экономические трудности оленеводческих и рыболовецких колхозов, в которых работали нанайцы, ульчи, негидальцы, нивхи, на тяжелое положение пенсионеров в национальных поселках. Также на необходимость обеспечения коренных жителей рыбой, на недостатки в образовании, в медицинском и культурном обслуживании населения и др. В 1985 г. вышла очередная монография «Традиционное хозяйство и материальная культура у народов Нижнего Амура: Этногенетический аспект». Впервые в этногенетическом аспекте анализировались рыболовство, таежная охота, морской зверобойный промысел, транспортные средства коренных народов.
Юрий Александрович Сем (1926 – 1995) – историк, этнограф, северовед, фольклорист и филолог. Исследователь истории и культуры малочисленных народов Дальнего Востока, основатель современной дальневосточной этнографической школы. Юрий Васильевич проехал по всему Амур, чтобы иметь новые данные о жизни, быте, культуре нанайцев, ульчей, удэгейцев, орочей и негидальцев. Занимался исследованием духовной культуры: этнокультурную специфику религиозной лексики, верований. Изучал разные жанры фольклора тунгусо – маньчжурских народов Дальнего Востока, в том числе и негидальцев.
Марина Мансуровна Хасанова (1948 – 2006)
Мариной Мансуровной был собран большой материал по языку, фольклору и этнографии негидальцев. М.М. Хасанова написала в соавторстве А.М. Певновым «Мифы и сказки негидальцев», Осака, 2003 г. В этой книге особую научную ценность представляют не только негидальские фольклорные тексты, записанные под диктовку от информантов во время экспедиции, но и многочисленные фольклористические и этнографические примечания Марины Мансуровны.
Негидальцы (самоназвание – «илкен бэенгин» - здешний, местный или «амгунь бэенгин» - т.е. житель р. Амгунь) - один из коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации, проживающий на Дальнем Востоке. Археологи обнаружили на Амгуни следы неолитических культур – автохтонных (вознесеновской и малышевской), а также пришлых (сыаллахской и белькачинской) алдано – ленского круга. По мнению многих ученных, основным районом расселения негидальцев, являлся бассейн реки Амгунь, где и происходило формирование этноса. Русские в прошлом называли негидальцев, как и многих тунгусов, орочонами, или, смешивая с нивхами - гиляками. Этноним «негидальцы» - производное от эвенкийского «нге» (низ, край) и гида (сторона), означает «живущие в нижней стороне». Этноним впервые введен в научный оборот в середине XIX века А.Ф.Миддендорфом. Основным районом расселения негидальцев, являлся бассейн реки Амгунь, где и происходило формирование этноса. Рода, проживающие в верховьях р. Амгунь – верховские негидальцы и негидальцы, проживающие в низовьях р. Амгунь - низовские. В тоже время образовалось два диалекта – верховскойи низовской.
В конце XVII – к началу XVIII веков негидальцы сформировались как этнос. Были установлены тесные контакты с территориальными соседями - ульчами, нивхами, нанайцами и эвенками и это оказало влияние на язык, культуру и традиции негидальского этноса. Родовой строй, как установили исследователи, состоял в это период из 9 родов: муктегирский, аюмканский, альчакульский, торомконский, чукчагирский, ньясекагирский, удданский, чемакогирский и тапкальский. Роды были малочисленны. Род регулировал брачные отношения (строго соблюдалась экзогамия), объединял своих членов для совершения религиозных и семейных обрядов. Крупные рода включали до нескольких десятков семей, малочисленные, до – 3-5 семей. Негидальский этнос был всегда малочисленным. Например, в конце 1920-х гг., численность некоторых родов негидальцев, таких как Нясихагил - 110 человек, Аюмкан – 88, Чукчагил - 48 человек. В то же время род Нясихагил и род Аюмкан считались среди негидальцев самыми крупными.
В середине XIX века негидальцы проживали преимущественно по Амгуни с ее притоками Немилен, Ольждекан и др., по рекам, впадающим в озеро Чукчагир, Удыль, у озер Орель, Чля (левобережье Амурского лимана), по реке Тугур, впадающей в Тугурский залив Охотского моря. Как гласит предание озеро Чукчагир (Чукчакил) названо в честь утонувшей в озере шаманки. В конце XIX в. на Амгуни возникли русские золотые прииски. На территории прежнего расселения негидальцев и других аборигенов поселились русские, корейцы. Действовала миссионерская школа. В 1682 году, здесь возводятся первые русские зимовья – Усть-Дукинское и Усть-Нимеленске. Историки утверждают, что местные народы были весьма доброжелательны к русским и в XVII и XIX веках, когда здесь обосновались переселенцы из российских губерний и контакты с местными жителями стали более тесными. Не противились негидальцы (так же, как и эвенки) и принятию новой веры. Православные священники совершали таинство крещения и давали новообращенным другие имена и фамилии. Так среди «людей, живущих по берегам рек», появились Евдокимовы, Надеины, Соловьевы, Семеновы, Яковлевы, Максимовы.
По Всесоюзной переписи населения (1939, 1959, 1970, 1979 и 1989 годов), данные о численности негидальцев появились только 1970 году – 495 человек в России, из них 454, проживали в Хабаровском крае. В 1979 году было уменьшение численности негидальцев по России – 477 человек, в том числе проживающих в Хабаровском крае – 459 человек. 1989 год - число негидальцев проживающих в России – 587 человек. Данных по Хабаровскому краю нет. Возможно в этот период, они ассоциировались с другими народами, как это было до 1970 года. В XX в. традиционное хозяйство и культура негидальцев существенно пострадали, в связи с паданием запасов рыбы в притоках Амура, многочисленными переселениями и «реформированиями» колхозов. Шаманизм, претерпел в этот период давление. Шаманам запрещалось проводить обряды, отбирались и сжигались шаманские атрибуты. Согласно Всероссийских переписей 2002 и 2010 годов, общее численность негидальцев, проживающих в России в 2002 году составила 567 человек, в том числе проживающих в Хабаровском крае – 505 человек. В 2010 году по данным переписи негидальцев стало меньше. В России – 513 человек, в том числе проживающих в Хабаровском крае – 480 человек.
В настоящее время низовские негидальцы проживают в Ульчском и Николаевском муниципальных районах Хабаровского края, в селах Кальма, Белоглинка, Тыр, Тахта, Маго и Богородское. В Ульчском муниципальном районе Хабаровского края говорят на низовском диалекте. Всего в Ульчском муниципальном районе проживает более 200 негидальцев. В Николаевском муниципальном районе Хабаровского края – около 100 человек. Верховские негидальцы жили и проживают в районе имени Полины Осипенко (бывшем Кербинском) Хабаровского края. Сегодня селом их компактного проживания является село Владимировка. Жилища, одежда, средства транспорта, хозяйственные занятия не отличаются от окружающего населения, кроме охоты и рыболовства. Негидальцы также занимаются охотой и рыболовством. Главные объекты рыбного промысла проходные лососи: горбуша, летняя и осенняя кета. Из местной рыбы - сазан, амур, толстолобик, карась и др. Негидальские женщины, независимо от возраста занимаются подледной рыбалкой. Мужское население, как и прежде, охотятся на пушного зверя, лося, медведя, дичь. Транспортные средство охотников: снегоходы или бураны. Транспортное оленеводство, в отличие от охоты и рыболовства, не сохранилось в настоящее время. Сезон охоты начинается с наступлением холодов. Женщины шьют торбаза и рукавицы, т.к. среди сородичей всегда находятся заказчики.
Основным средством передвижения по реке сегодня является моторная лодка. Дома негидальцы строят из бруса, с приусадебными участками. Внутренне убранство домов не отличается от быта окружающего населения. Одежда, средства транспорта не отличаются от соседствующих народов. Но в праздничные дни негидальцы используют национальную одежду, богато украшенную растительным орнаментом. Повсеместно преобладают этнически смешанные семьи. На родном языке говорит старшее поколение. Также негидальский язык изучают в школах Хабаровского края.
Местом компактного проживания негидальцев является село Владимировка района им. Полины Осипенко Хабаровского края Российской Федерации. Оно же и является центром сохранения, популяризации и развития культуры негидальцев.
специалиста по межнациональным отношениям
Назад к содержимому