Орочи - Частный этнотуризм. Ваш гид по Хабаровскому краю Виктория -Тотта Ончукова

Виктория - Тотта Ончукова
частный гид по этнотуризму
Специалист по межнациональным отношениям:

Виктория - Тотта Ончукова
частный гид по этнотуризму


культура, традиции, обычаи, национальная
кухня  коренных малочисленных народов проживающих в Хабаровском крае
Перейти к контенту

Орочи

Орочи
       Орочи
 
 
Орочи - коренной малочисленный народ, проживающий в Хабаровском крае. Самоназвание - орочисэл. В прошлом орочи именовали себя по родовой принадлежности и месту проживания. Местное русское население неправильно называло орочей орочонами. Современный этноним орочи впервые введен в литературу французским мореплавателем Лаперузом в 1787 году. Этимология этнонима связана с тунгусским словом орон - олень. В сочетании с суффиксом «чи», означающим обладание, слово орочи можно перевести как "оленный", "имеющие оленей".
    Говорят орочи на орочском языке, который относят к южной (маньчжурской) подгруппе тунгусо-маньчжурских языков. Язык бесписьменный. Молодое поколение владеет только русским языком. Орочи сформировались в результате взаимодействия автохтонных приморских племен с пришельцами тунгусского происхождения. В антропологическом отношении орочи вместе с нивхами и отчасти ульчами относятся к наиболее древнему амуро-сахалинскому типу, однако у них прослеживается и более поздний байкальский тип, характерный для части тунгусов. О сильном тунгусском влиянии говорят и языковые данные. Известно, что орочский язык стоит гораздо ближе к эвенкийскому, чем языки всех других народов Приамурья. Определенную роль в сложении орочского этноса сыграли также нивхи, айны, племена монгольского и маньчжурского происхождения.
   Во второй половине XIX столетия орочи занимали обширную территорию на побережье Японского моря от Де-Кастри на севере до устья реки Ботчи на юге. Здесь имелось 47 постоянных селений орочей (гасса), в каждом из которых жило по 2-3 хозяйства (15-18 человек). В конце XIX в. часть орочей переселилась на Амур и Хунгари. В результате сложилось 5 территориальных групп, отличавшихся особенностями культуры: амурская, хунгарийская, тумнинская, приморская (хадинская) и коппинская. В XX веке этнический ареал орочей неизменно сужался. Колхозное и совхозное строительство, создание предприятий рыбной промышленности способствовало сосредоточению населения на территории, прилегающей к экономическим центрам, перемещало представителей различных групп. Практически перестали существовать хунгарийская, коппинская и хаддинская группы.
    В России проживает 686 орочей (данные переписи 2002 г.). В настоящее время орочи живут преимущественно в Совгаваньском и Ванинском районах Хабаровского края. Небольшая группа имеется в Комсомольском районе, отдельные орочские семьи - в Приморском крае.

   В 1989 г. численность орочей была определена в 915 человек, но это явно завышенные данные. Их численность систематически завышалась переписями в результате путаницы этнонимов за счет сахалинских ороков и части магаданских эвенов с самоназванием ороч. По данным Всероссийской переписи 2002 г. орочей в Хабаровском крае проживало – 426 человек, 441 человек в 2010 г.

   Охота - основное занятие орочей. Объектом промысла были таежные (кабарга, изюбр, лось, дикий кабан, белка, соболь) и морские (нерпа) животные. Также водоплавающая и боровая дичь. Не менее важную роль играло рыболовство. Рыбу ловили круглый год, наиболее важным временем для рыбалки были август-октябрь, когда в реки на нерест заходили горбуша и кета. В начале XX века на побережье Татарского пролива стало развиваться промышленное рыболовство и орочи стали ловить рыбу на продажу. Собирательство имело подсобный характер. Женщины собирали дикий лук, сарану, кислицу, стебли белокопытника, черемшу, различные ягоды, которые служили как продуктом питания, так и лекарством. Дары леса служили для орочей не только пищей, но и незаменимым лекарством от разных болезней: черемша, дикий лук – от цинги, сок подорожника широколиственного  – от желудочно-кишечных заболеваний, калина – от повышенного кровяного давления, лимонник – от пониженного, корень женьшеня – для лечения ран, травм, а его настой – при внутренних заболеваниях, багульник и ветки пихты исцеляли при головной боли, а высушенная шкура ежа помогало от болей в животе, это средство было сродни китайской иглотерапии и т.д.
  Сезон пушной охоты продолжался с октября до марта. На промысел уходили артелями, но охотились индивидуально. Семьи оставались в зимних селениях. На месте промысла жили в общем жилище, но каждый охотник имел свой амбар, в котором хранил снаряжение и продовольствие. Охотничье оружие состояло из лука (бэн), копья (гида), охотничьего ножа (кучэн) и самострела. Для охоты на водоплавающую и боровую дичь и белку применяли стрелы с различными наконечниками — костяными четырехгранными, ромбовидными, железными листовидными (дюи матада). Самострелы (дэнгу) использовали на соболя и лисицу, выдру (усули), медведя (сэмми). На пушного зверя ставили различного рода ловушки давящего типа (хипитаока, дои, ланги), черканы (капаалана), защемляющие — на лис (касока), на переправах через ручей — петли (хукка).

    На лося, кабаргу, изюбря, косулю, кабана, оленя, а также на медведя охотились круглый год. Осенью лося и изюбря приманивали манком — берестяной трубкой (ынггутанки, холбоока), кабаргу — берестяным свистком (пипу, пича). Зимой и весной крупных копытных преследовали на лыжах.

    Рыболовством занимались круглый год. Добывали частиковых, карповых, осетровых рыб, летом и осенью — проходных лососей. Пользовались острогами — двузубыми (дюнгни, сэпэнгку), трезубыми (мэньмэ, акигда) и шестизубыми (сичинки), крючковыми снастями, удочками и приманками (бэмэукэ). Применяли сети из крапивных нитей — подледные мешкообразные (анга), плавные и ставные (чидя, давамагда). Лосося ловили и ловушками (уки), и неводами, заимствованными у русских. В море промышляли нерп и сивучей. Нерпу били четырехзубым гарпуном (дёббо). В заливе Де-Кастри охотились с берега или лодок при помощи гарпуна с многометровым составным или коротким древком. Известны были искусственные лежбища из плавающих бревен с крючьями, на которые напарывались животные. Охота с огнестрельным оружием прочно вошла в практику в конце XIX в.
    В ходу были большие долбленые лодки амурского типа (ульмагда), малые долбленки (отонго), большие морские плоскодонки (тамтыэ) и морские долбленые лодки-оморочки (момми). По горным рекам передвигались с помощью шестов, а на глубоких местах использовали весла и паруса. Берестяные лодки (дяви) к приходу русских вышли из употребления.
   Зимнее жилище (конца 19 века) - срубная полуземлянка; летник - корьевой домик с двускатной крышей, промысловое жилище - двускатный шалаш, чум.
     Одежда (мужская и женская) - распашной халат (из ткани, рыбьей кожи, оленьей замши), у охотников - юбка, безрукавка с ременными завязками на груди. Зимой мужчины надевали поверх (женщины под халат) кожаный передник. Летний головной убор (мужской и женский) - большая берестяная в форме невысокого конуса шляпа, зимой мужчины носили круглую шапочку с меховыми наушниками, женщины - ватную или меховую шапку. Обувь - унты из рыбьей кожи поверх ноговиц, торбаса из оленьих или нерпичьих шкур.

  Орочей причисляют к большой монголоидной расе, амуросахалинскому типу. В отличие от других представителей североазиатской расы, орочи и соседние народы отличаются более сильным выступом нижней части лица, ростом усов, бороды. К особенностям внешности орочей относят:
- средний, низкий рост;
- темная, с желтым оттенком, пигментация кожи;
- худощавое телосложение;
- черные, прямые, жесткие волосы;
- узкий, низкий лоб;
- широкий, плоский нос;
- глаза монгольского типа черного, коричневого цветов;
- широкое лицо;
- клинообразный подбородок, выдающийся вперед;
- выступающие скулы с выпуклыми щеками;
- крупные губы.

   По своему мировоззрению орочи были анимистами. Они одухотворяли окружающий мир, наделяя не только живых существ, но и природные объекты душой. Согласно космологическим представлениям народа вселенная состояла из трех миров – небесного буа, земного наа и подземного буни. Небесный мир был населен божествами и добрыми духами во главе с верховным божеством Эндури, который живет на небе со своей женой Эндури мамачи. Именно в небесный мир отправляется душа покойного из загробного мира буни, который появился по воле шамана. Верховное божество Эндури, управляя жизнью 3-х миров, опирается на своих помощников эдзэни – хозяев местности, природных явлений, животных, птиц, рыб и т.д. У орочей был распространен и культ медведя. Важную роль в жизни орочей играли шаманы, которые не только лечили людей, но и являлись хранителями родовых законов и традиций.
   Год у орочей делился на месяцы, соответствовавшие фенологическим (природным) явлениям и промысловым занятиям:
- гуси биани — «месяц прилёта орла»;
- туа — «месяц ворона»;
- зонка — «месяц, когда течёт с крыши»;
- илакта биани — «месяц цветов»;
- нада биани — «жаркий месяц» (7-й);
- омо хукканку ини — «первый месяц охоты с петлями»;
- амукин хукканкини — «последний период охоты с петлями»;
- мийэ — «месяц плеча»;
- ичэ — «новый месяц» — январь.

  В начале 90-х гг. желание возродить традиционную хозяйственную деятельность привело к созданию у орочей нескольких национальных предприятий. Основным источником существования орочей являются любительские охота, рыболовство и сбор дикоросов. Современные орочи работают в сельском хозяйстве, занимаются традиционным охотничье-рыболовецким хозяйством, заняты в леспромхозах, живут в городах. Сформировалась собственная интеллигенция.

    Проблемами орочей в районах их проживания занимаются районные и сельские администрации. Орочи вместе с другими малочисленными народами Севера входят в состав Ассоциации коренных малочисленных народов Хабаровского края. В поселке Снежном Комсомольского района, в Уське-Орочской и Датте созданы отделения Ассоциации, которые ставят своей задачей возрождение традиционного хозяйства и культуры.

    Перспективы развития орочей как этнической общности в XXI веке не внушают оптимизма. Начиная с 60-х годов, определяющую роль в этнических процессах играет ассимиляция. Характер и направление этих процессов можно увидеть на примере уменьшения роли родного языка. Но несмотря на высокую ассимиляцию, этническое самосознание орочей сохраняется.
   Датта - это «устье» в переводе с языка орочей. Село Датта расположено в устье Тумнина - реки, впадающей в Татарский пролив. В 1789 году здесь побывал французский мореплаватель Жан Лаперуз, исследовавший тихоокеанское побережье Евразии. Весной 1853 года в стойбище орочей в Датте устроил привал Николай Бошняк, участник экспедиции Геннадия Невельского, после чего продолжил путь с казаками к заливу Хаджи, переименованному им в Императорскую гавань (ныне Советская гавань).

    Сегодня в селе Датта более полутысячи жителей,  асфальт соединяет его с районным центром Ванино.  Якорное предприятие села -  артель им. 50-летия Октября, располагающая добывающим флотом и консервным заводом. Значимое событие последнего времени - открытие социально-культурного центра,  в котором справили новоселье очаг культуры, библиотека, сельская администрация. Неподалеку от Датты возвышаются священные для  орочей скалы Мапача и Мамача. С ними связаны легенды и обряды малочисленного народа, проживающего в Ванинском и Советско-Гаванском районах.

    Богатством отличается  устное народное творчество орочей. Это  мифы, сказки, героические сказания, предания, поучения, шутки, юмористические рассказы, загадки, анекдоты. Орочи были большими любителями пения, в их репертуар входили бытовые, трудовые и обрядовые песни, шаманские, напевы, сопровождавшие сказания. Исполнялись песни под аккомпанемент народных музыкальных инструментов – бубна, дудочек, варгана муони, смычкового инструмента дыдуманки.

    За годы Советской власти у орочей появились свои представители интеллигенции – первые учителя: Надежда Лукьяновна Акунка, Дарья Филипповна  Еменка, Галина Сергеевна Абрамова-Тиктамунка, первая орочская поэтесса Наталья Ноевна Бисянка. Первыми врачами стали Анна Ивановна  Бисянка, Валентина Федоровна  Шилина-Акунка, Галина Борисовна Мудрак др.

    В силу своей малочисленности орочи являются в настоящее время самой уязвимой этнической группой среди малочисленных народов Севера Хабаровского края. Практически утрачен родной язык. В 2002 году орочский язык назвали родным лишь 2,0 % орочей. Это очень низкий показатель среди малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации. Орочский язык – орочисэл до недавнего времени считался бесписьменным. Однако, вначале 2000 гг. на основе кириллицы  была создана орочская письменность. Наталья Ноевна Бисянка написала первый орочский разговорник, было выпущено первое учебное пособие, подготовленное учителем начальных классов национального орочского села Уська-Орочская Ванинского р-на Галиной Сергеевной Абрамовой  и в 2010 г. вышел в свет электронный учебник «Орочи кэсэни», над которым работали носитель языка Римма Николаевна Бисянка (Фролова) и к.ф.н., декан факультета Народов Севера ДВГГУ Дарья Муханаевна Берелтуева.

    В целях сохранения культурного наследия орочей, их исконной среды проживания, традиционного образа жизни и хозяйствования  в 2007 г. на территории Ванинского района создано новое муниципальное учреждение культуры «Национальный этнокультурный Центр «СЭНКЭ», которым руководит Любовь Егоровна Варшавская. Здесь проводится работа по восстановлению утраченных традиций выделки рыбьей кожи, обучению плетению бисером, лоскутному шитью, изготовлению предметов национальной одежды. Заслуженной славой пользуется и фольклорная группа «Киа Хала» («Родной край»), исполняющая песни на орочском языке. В Советско-Гаванском районе действует Советско-Гаванское отделение региональной общественной организации «Ассоциация коренных малочисленных народов Севера Хабаровского края» руководит которой  И.Ф. Акунка.
специалиста по межнациональным отношениям
Назад к содержимому